Законный бред

Вот уже четверть века научная и охотничья общественность пребывает в поисках ответа на вопрос — «Кто виноват в развале охотничьего хозяйства России, и что с ним делать?».

Фото Валерия МАЛЕЕВА

Власти и депутаты ГД озвучивают различные причины создавшегося положения, но главной назвать так и не осмелились. А она заключается в сговоре центральной власти, олигархов и депутатов ГД в принятии антинародного, антиконституционного и антинаучного Закона «Об охоте».

От многолетней бесплодной борьбы с чиновниками всех мастей мы изрядно подустали, и в последнее время страсти как-то поутихли. Но с назначением С. Будилина директором департамента охоты мы оживились и целый год пребывали в ожидании от него решительных шагов по разработке проекта Закона «Об охоте и охотничьем хозяйстве» и наведению порядка в организации охоты.

Оптимизм вселило заявление С. Будилина — «охота должна стать отраслью». Но когда разговор зашел о необходимости принятия нового закона об охоте, он — удивил: «Считаю, правильнее будет подстраивать закон под новые требования путем внесения поправок».

Этим все сказано. Отметившись на госслужбе, вежливо распрощавшись с нами, он отправился обсиживать новое кресло. Вопросы охоты и охотничьего хозяйства снова повисли в воздухе.

Не могу понять С. Донского, почему он с таким упорством достойным лучшего применения, не хочет поднимать вопрос о разработке нового Закона «Об охоте и охотничьем хозяйстве».

Я приглашаю читателей с карандашом в руках пройтись по некоторым основным статьям закона и убедиться, что с таким законом никогда, подчеркиваю — никогда, охоту не сделать «охотничьей отраслью» и не примирить частного владельца охотугодий и простого охотника.

Итак, приступаем.

Ст. 1. «Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе». П. 1) гласит, «охотничьи ресурсы — объекты животного мира, которые, в соответствии с настоящим Федеральным законом и (или) законами субъектов РФ, используются или могут быть использованы в целях охоты».

С какой стати зверей и птиц «обозвали» ресурсами? Заглянем в словарь С. Ожегова. «Ресурс, а, м. (фр. ressource). Средство, к которому обращаются, запасы, источники чего-н». Заметьте, уважаемые читатели, — чего-нибудь, но не — кого-нибудь.

Как вам такое выражение: «Я после утренней зорьки уложил в ягдташ ресурс в количестве двух чирков». С точки зрения русского языка звучит, мягко выражаясь, глуповато. И таких творческих «удач» в законе много.

Читаем п. 2) «охотничье хозяйство — сфера деятельности по сохранению и использованию охотничьих ресурсов и среды их обитания, по созданию охотничьей инфраструктуры, оказанию услуг в данной сфере, а также по закупке, производству и продаже продукции охоты».

Этот пункт характеризует деятельность охотничьего хозяйства частника или районного общества охотников. Согласно ОКВЭД (Общероссийский классификатор видов экономической деятельности) такого вида экономической деятельности, как «охотничье хозяйство», в России нет, и правительство это положение исправлять не собирается.

П. 3) «охота — деятельность, связанная с поиском, выслеживанием, преследованием охотничьих ресурсов, их добычей, первичной переработкой и транспортировкой».

Возникает вопрос — как в МПР мыслят, опираясь на пп. 2 и 3 ст. 1 превратить «охоту в отрасль»?

Читаем п. 12) ст. 1 «Услуги в сфере охотничьего хозяйства — услуги, оказываемые охотникам по изучению охотничьих угодий и иные услуги, определяемые в соответствии с общероссийскими классификаторами видов экономической деятельности, продукции, услуг».

«Охотничье хозяйство» как отрасль отсутствует, а вот услуги, оказываемые при охоте, соотносят с «общероссийскими классификаторами видов экономической деятельности, продукции и услуг». Ну и грамотеи!

Статья 42 определяет — «Плата за пользование охотничьими ресурсами устанавливается в соответствии с настоящим ФЗ и законодательством РФ о налогах и сборах». Что же вытворяют арендаторы охотничьих угодий? Частник, не мудрствуя лукаво, за право постоять с ружьем на берегу водоема за день берет минимум 1 тыс. руб., а в хозяйствах обществ с удовольствием используют подсказку закона «по изучению охотничьих угодий».

Да, охотники, особенно местные, окажут такую «услугу» бесплатно любому чиновнику. В угодьях общего пользования государство берет 650 руб. за телодвижение чиновника при выписке разрешения на охоту.

Заглянем в ст. 55 — «Услуги в сфере охотничьего хозяйства оказываются на основании договоров возмездного оказания услуг в соответствии с гражданским законодательством». Кто и когда договаривался с охотником?! Плати, и — все.

«Ст. 2. «Основные принципы правового регулирования в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов».

«П. 3) этой статьи предписывает «участие граждан и общественных объединений в подготовке решений, касающихся охотничьих ресурсов и среды их обитания,…; 4) учет интересов населения…;»,

«6) гласность представления в пользование охотничьих ресурсов». Что-то не припомню случая, чтобы рядовые охотники и общества принимали участие в подготовке каких-либо решений. Власть делает все молча, тихой сапой.

Я назвал некоторые принципы, которые попираются властями в отношении охотников. «Ст. 11. Охотничьи ресурсы».

Рассмотрим п. 1. «в) пушные животные — волк,… рысь,… дикие кошки,… и т.д.». Разве рысь не относится к диким кошкам? Даже юннаты это знают. В п. 2) «птицы — перечислены гуси, казарки, утки (хотя имя им — водоплавающие)». А куда подевались, например, дрофа, стрепет, дрозды или кулики рода песочников?

В бытность работы охотоведом на Украине помню, как к нам в 1991 году приехали пять итальянских охотников. Дроздов они добывали с большим удовольствием, закусывая ими русскую водку. А где морские животные? Они ведь тоже… ресурс.

Обратимся к Конституции РФ. Ст. 2 гласит — «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства».

Ст. 17 п. 2 гласит — «Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения». Из нее вытекающее право на охоту принадлежит каждому гражданину РФ от рождения и прекращается это право только со смертью.

Но чиновники и депутаты Госдумы с этим требованием Конституции РФ не согласились, и ст. 8 п. 3 закона подменила святое право на охоту такой антиконституционной формулировкой — «Право на добычу охотничьих ресурсов возникает с момента выдачи разрешения на их добычу». Ну и как нам расценивать такую подмену? Депутаты «разрешение на добычу» поставили выше Конституции.

Рассмотрим ст. 12 — «Виды охоты». Промысловая и любительская охота вопросов не вызывают. Но дальше написали такое, что ученые и специалисты до сих пор смеются.

Что это за «спортивная охота»? Спорт предполагает борьбу за секунды, минуты, метры, килограммы, очки, баллы. Вопрос — и кто с кем по-спортивному борется на охоте? С медведем, что ли?

Если стрельбу сурков из высокоточных винтовок, карабинов, сидя за столом, разработчики закона посчитали спортом, то можно было бы дальше и не читать закон.

Такие виды, как охота в целях научно-исследовательской деятельности, регулирования численности, акклиматизации животных — это не что иное, как отстрел, отлов, но не охота. Как это в понимании депутатов можно этими видами охоты заниматься в закрытое для охоты время? Правда, у наших чиновников есть такой опыт.

Много вопросов с определением, кого считать охотником, ст. 20 п. 1 гласит — «Охотником признается физическое лицо, сведения о котором содержатся в государственном охотхозяйственном реестре… И заключивший договор об оказании услуг в сфере охотничьего хозяйства».

Формулировка не совсем удачная и противоречит ст. 17 Конституции РФ. Любой гражданин, обладающий гражданской дееспособностью, имеет право считать себя охотником.

А вот заниматься охотой он может при наличии охотничьего оружия, выданного ему на основании Закона «Об оружии» и сдачи зачета по охотминимуму. А наличие охотбилета — нонсенс. «Обилечивают» охотников пусть кружки, общества, как это делается в цивилизованном мире.

Много нареканий со стороны охотничьих организаций к ст. 28 — «Порядок организации и проведения аукциона на право заключения охотхозяйственного соглашения» и особенно к п. 21.

«Победителем аукциона признается участник аукциона, предложивший наиболее высокую цену за право заключить охотхозяйственное соглашение». Можно не сомневаться, кто выиграет аукцион. Депутаты Госдумы все сделали для того, чтобы охотникам достались объедки с барского стола.

Последний гвоздь в крышку гроба некогда мощного охотничьего хозяйства страны был забит ст. 33 — «Передача осуществления отдельных полномочий Российской Федерации в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов органам государственной власти субъектов Российской Федерации».

Правительство РФ от исполнения своих полномочий «откупилось» п. 2 ст. 33 — «Средства на осуществление переданных в соответствии с ч. 1 настоящей статьи полномочий представляются в виде субвенций из федерального бюджета». «Контроль за полнотой и качеством осуществления органами государственной власти субъекта РФ переданных полномочий… осуществляет Уполномоченный федеральный орган исполнительной власти».

Как я понимаю, это департамент охоты МПР. Результаты передачи полномочий и контроля налицо, и комментарии здесь излишни. В МПР до сих пор считают, правильным будет «подстраивать закон под новые требования путем внесения поправок».

Как в народе говорят, горбатого могила исправит. Охоту и охотничье хозяйство (которого де-юре в России нет) по рукам и ногам вяжут Земельный и Лесной кодексы. Они принимались в отрыве от интересов охотничьей отрасли, хотя эти важнейшие законы должны были приниматься в одном пакете.

Депутаты и разработчики пресловутого закона «Об охоте» не удосужились изучить ст. 12 Закона РФ «О животном мире» 1995 года; в нем провозглашен важнейший принцип — «отделение права пользования животным миром от права пользования землей и другими природными ресурсами».

Из него вытекает, что в стране должен быть создан независимый Госорган от существующих землепользователей, обладающий правом исключительного пользования животным миром.

Он бы способствовал выполнению одного из важнейших требований Закона «Об охране окружающей среды», обеспечивая «проведение федеральной политики в области экологического развития Российской Федерации»; также реализацию такого принципа, как «Охрана, воспроизводство и рациональное использование природных ресурсов как необходимые условия обеспечения благоприятной окружающей среды и экологической безопасности».

Если Правительство РФ озабочено наполнением бюджета, то следует «охотничью отрасль» страны включить в ОКВЭД и совместно с Думой заняться разработкой нового Закона «Об охоте и охотничьем хозяйстве». И чем раньше, тем лучше.

Понравилась статья? Поделись с друзьями в соц.сетях:
Сайт Природа читают 4716 человек. Читай и ты!

Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: