Во всеуслышание, чтобы все знали…

С интересом прочитали статью Е.К. Целыховой «Никто не услышит, никто не узнает…», опубликованную в «РОГ» № 42 от 19–25 октября этого года. Прочитали и удивились…

Фото haglundc/flickr.com (CC BY-NC 2.0)

В статье ФГБУ «Центрохотконтроль» (для непосвященных сообщаем, что это то немногое, что осталось на сегодняшний день от некогда славной ЦНИЛ Главохоты) выставлен средоточием зла, чуть ли не главной причиной нынешнего неустройства российской охоты.

Чувствуется, что рукой писавшего водило горячее чувство обиды и что он хотел обидеть в ответ. Да только чувства обиды статья не вызвала. От ее прочтения осталось чувство недоумения.

По проторенной дорожке «профессорских посиделок» в вину «Центрохотконтролю» поставили все, что только можно: тут и методики учета, плохой закон, даже вселение белохвостого оленя и преонную инфекцию, авось читатели не разберутся, но ровно это и требовалось…

Представители «Центрохотконтроля» виноваты даже в том, что не смогли защитить от совершенно необоснованных нападок «зеленых» недавний проект поправок в Правила охоты (проект, который ЦОК и готовил). С логикой «Бей своих, чтоб чужие боялись», скоро все, что только можно, занесут в Красную книгу, ведь охотники и дельные специалисты ругают только друг друга!

Для начала немного истории. В теперь уже далеком 1998 году Российская Федерация подписала Соглашение о международных стандартах на гуманный отлов диких животных между Европейским сообществом, Канадой и Российской Федерацией, которое мы для краткости будем называть просто — Соглашением.

Суть его в том, что по прошествии определенного времени страны-участницы должны обеспечить у себя осуществление отлова некоторых перечисленных в Соглашении видов исключительно методами и капканами (ловушками), соответствующими стандартам на гуманный отлов.

То есть если это живоловушка, то она не должна травмировать животное при отлове и удержании, а если это убивающая ловушка, то смерть пойманного животного должна наступать не позднее положенного времени после срабатывания ловушки. Чтобы зверюшка мучилась как можно меньше.

К этим требованиям можно относиться по-разному. У нас в охотничье-охотоведческой среде эти требования принято считать блажью. В основном люди не понимают, зачем присоединились к этому Соглашению, большинство считает — для того, чтобы «нравиться Западу».

Некоторые, особо крикливые представители профессионального сообщества, любят рассуждать — «продали интересы Родины и русских охотников». В реальности же дело обстоит следующим образом: основной покупатель и переработчик российской пушнины находится в Западной Европе. А европейскому обывателю хочется думать, что шубка или манто, в которое кутается его спутница, сшито из шкурок животных, которые перед смертью не мучились. Блажь? Возможно.

Но это запрос рынка, и на рынке останется тот, кто этому запросу отвечает. В конкретном случае у покупателя не должно быть ощущения вины, что симпатичный пушистый зверек, добытый для того, чтобы покупатель мог обладать вожделенным манто, долго перед смертью мучался.

Знание того, что все происходило в соответствии с гуманными стандартами, чик — и готово, умиротворяюще действует на сознание покупателя. Ханжество? Наверное, да, но так уж этот мир устроен. И для того чтобы наши пушники и наши охотники-промысловики не остались сидеть на мешке с пушниной и зубами на полке, и было принято решение об участии в этом Соглашении.

В общем, в 1998 году Соглашение подписали, и только через десять лет, в 2008 году, его ратифицировали. На подготовку к выполнению обязательств по Соглашению странам-участницам отводилось восемь лет.

К великому сожалению, ни в Минсельхозе, который командовал охотой до 2010 года, ни в Минприроде, при прежнем руководстве Охотдепартамента, для подготовки к выполнению Россией обязательств по Соглашению ничего сделано не было. Если, конечно, не считать достижением запретительную формулировку в Правилах охоты.

Да, позднее в этой формулировке сделали оговорку — «за исключением отлова волка в целях регулирования его численности», о чем, кстати, не все и знают. Главное, что требовалось предпринять для выполнения обязательств по Соглашению, это организовать сертификацию капканов и ловушек.

Пытались работать в этом направлении сотрудники ВНИИОЗ, которые, можно сказать, были повивальными бабками (наверное, правильнее сказать — дедками) Соглашения. Но по многим объективным и субъективным причинам дальше наработок «в стол» дело не продвинулось.

Отдельного внимания заслуживает несимпатичная история с упомянутой в статье научно-исследовательской работой «Разработка предложений по внедрению на территории Российской Федерации орудий и способов охоты, соответствующих международным стандартам на гуманный отлов диких животных», результаты которой по прошествии многих лет чем-то не устроили автора.

Российский государственный аграрный заочный университет, который выиграл конкурс на исполнение этой работы, уже много лет известен как кузница кадров биологов-охотоведов. Кстати, список исполнителей работы может заинтриговать, поскольку содержит перечень фамилий привлеченных сотрудников ВНИИОЗа!

В итоге отчет был сдан в департамент, а сама тема «гуманных» капканов тогдашним руководителем Охотдепартамента была предана забвению, который все попытки поднять вопрос о необходимости и неизбежности решения этой проблемы встречал в штыки.

Дело удалось сдвинуть с мертвой точки лишь в середине 2015 года, после прихода нового руководства Охотдепартамента Минприроды России. Основной задачей было создание центра по сертификации капканов на их соответствие требованиям Международных стандартов на гуманный отлов диких животных. Была проведена необходимая юридическая работа.

В итоге в июне 2016 года Росстандартом была зарегистрирована Система добровольной сертификации капканов и ловушек при «Центрохотконтроле». Сейчас идет процесс формирования органа по сертификации и испытательной лаборатории. Разрабатываются стандарты на ловушки (капканы) убивающего действия и на ловушки удерживающего действия (т.е. на живоловушки). До конца года эти стандарты должны быть утверждены.

На фоне подготовки к стандартизации капканов и ловушек были предложены изменения в Правила охоты. Одной из предлагаемых новаций было разрешение использования петель для регулирования численности волков и шакалов не только в отдельных районах, как сейчас, а и на большинстве территории страны.

Тут следует сделать небольшое отступление и сказать, что в нашей стране в последнее десятилетие среди и охотников, и природоохранников случилась «демонизация» петель. Петли считают исключительно браконьерским и варварским орудием лова.

Утверждают, что в России они всегда были запрещены, а уж «на Западе» тем более. А на самом деле это вовсе не так. Если заглянуть в «Типовые правила охоты в РСФСР» 1988 года, то можно прочитать, что «работники органов управления охотничьим хозяйством, государственного охотничьего надзора, охраны заказников и зеленых зон, работники охраны промысловых, спортивных и других охотничьих хозяйств имеют право применять для их добычи… автомототранспортные средства, малокалиберное оружие, капканы, петли, сетевые самоловы…».

Вот и было предложено вернуться к знакомой практике, да еще с учетом международного опыта: петли широко используются в США и в Канаде и как орудие отлова при регулировании численности, и как орудие промысловой охоты.

Боже мой, какой крик и вой подняли немногочисленные, но очень активные представители «зеленой» общественности! Им вторили некоторые представители науки, не давшие себе труда разобраться, что это не разрешение для всех и везде, а только для штатных сотрудников и только по особым именным разрешениям на добычу при регулировании численности.

Увы, никто из тех специалистов, кто понимал суть происходящего, в ходе общественного обсуждения поправок на сайте regulation.gov.ru ни единого слова в поддержку незаслуженно забытого способа борьбы с волками не написал. Ругани и обвинений во всех грехах было «выше крыши», а вот поддержки ни от охотников, ни от представителей охотоведческой науки не было вообще. На словах все — «за», но слово к делу не подошьешь.

Так вот, готовя почву для этих новаций, с целью демонстрации международного положительного опыта применения самоловов, отвечающих стандартам на гуманный отлов, в том числе и петельных, и был организован практический семинар по применению «гуманных» капканов с приглашением для участия в нем канадских специалистов.

Доказывать, тех или не тех пригласили на совещание, мы не будем — раз уж статья появилась, значит, что не пригласили того, кто и так хорошо знаком с историей вопроса. Семинар должен был решить две задачи: первая — развеять мифы, в обилии клубящиеся вокруг вопроса о «гуманных» капканах, для чего дать возможность представителям региональных охотуправлений и сотрудникам госохотхозяйств своими ушами услышать и своими глазами увидеть, что это такое и как с этим работают те, кто этим занимается многие годы.

Второй задачей было ознакомить участников именно с зарубежной практикой применения петель для регулирования численности волков и койотов, для чего к участию в семинаре были приглашены представители именно тех регионов, где вопрос эффективного регулирования численности хищников очень актуален.

Именно этим, в основном, был продиктован выбор участников из регионов. Ни научных вопросов, ни вопросов, связанных с организацией производства «гуманных» капканов, ни их применения в пушном промысле рассматривать не планировалось.

Ну хорошо, скажет читатель, встретились вы с канадцами, послушали, посмотрели, руками пощупали передовой опыт, а дальше-то что? А вот что: во время практической части семинара велась видеосъемка. Сейчас из отснятого материала монтируются учебно-методические ролики.

Также начата подготовка учебных и методических пособий по использованию «гуманных» капканов на основе канадских материалов, любезно предоставленных Канадским пушным институтом. Для этого, конечно же, потребуется время. Материалы надо перевести и адаптировать для российского читателя. Все пособия будут доступны на сайте «Центрохотконтроля» — ohotcontrol.ru.

Сейчас же, до завершения этой работы, на сайте «Центрохотконтроля» размещены в общем доступе оригинальные (англоязычные) версии канадских материалов и презентаций, сделанных в ходе семинара.

И еще об одном мы хотели бы сказать и автору статьи «Никто не услышит, никто не узнает…», и нашим коллегам, вдохновившим Елизавету Константиновну на ее написание.

За прошедшие четверть века в силу многих причин охотоведческая наука сильно сдала. Специалистов осталось мало, толковых специалистов — еще меньше. Еще немного, и всех нас «помножат на ноль», потому что слабосильная и раздираемая амбициями и взаимными претензиями наука никому не нужна.

Понравилась статья? Поделись с друзьями в соц.сетях:
Сайт Природа читают 4716 человек. Читай и ты!

Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: