Ольхонский тупик — где выход?

Статья Ю.Е. Ламанова «Где теперь охотиться ольхонским охотникам?» («РОГ» № 35, 2016) — конкретный, фактический материал антиохотничьей деятельности Минприроды.

Фото Валерия МАЛЕЕВА

Ламанов пишет, цитирую: «Мы оказываемся гражданами третьего сорта на своей земле, которая стала «резервацией». Сложившаяся ситуация с охотпользованием в районе такова, что фактически местным охотникам охотиться негде. Охотугодья районного общества, ранее закрепленные за ним, составляющие 126 тыс. га, полностью перераспределены и переданы в аренду сторонним пользователям, не проживающим в районе.

Как нас уверяют, и местная власть, и природоохранные органы, все сделано «мудро, по закону, на областном уровне. На самом же деле сильно ущемлены права граждан, которые исконно живут на земле, как жили их предки десятки и сотни лет.

Почему мы, жители Ольхона, граждане России, проживая здесь, униженно выпрашиваем возможность пользоваться лесными угодьями у каких-то ушлых богатых дядей, захвативших буквально всю территорию в районе и доказывающих, что совершили благо, навели порядок, оберегая тайгу и ее обитателей от местных «варваров-браконьеров». Такой вот крик души, как говорится, достали больше некуда.

У современного Минприроды творцов и созидателей нет. Его политика — отнять у обществ охотников угодья, перевести их в разряд незакрепленных, выставить на торги и распродать олигархам. Интересы простых охотников — по барабану. Такая ситуация наблюдается не только в Ольхонском районе, она во всех регионах, от Калининграда до Владивостока.

Председатель правления Свердловского союза охотников Знаменская И.И. («РОГ»№ 38, 2016) сообщает: «У нас с начала этого года в угодья общего пользования перевели 25 хозяйств. Еще три на подходе. В Свердловской области скоро появятся десятки ольхонов». Сильным «зубрам» Братухину Е.А. — Кировское облохотрыболовобщество и Каплину В.В. — Вологодское облохотрыболовобщество временно удалось отбиться от стаи хищников и сохранить охотугодья от растерзания, но надо ждать новых атак. Ольхону не удалось, и ольхонских охотников обобрали и перевели в разряд браконьеров поневоле. Сейчас пытаются сделать то же самое со свердловскими охотниками. Так что Ольхон не исключение и не отдельный какой-то частный случай — это целенаправленная широкомасштабная антиохотничья политика.

Ю.Е. Ламанов («РОГ» № 35, 2016) пишет: «У местных охотников на руках около 800 единиц охотничьего оружия, т.е. почти все наши охотники — браконьеры поневоле, и фактически охотинспекция охраняет арендованные охотугодья от местных охотников, о чем имеются факты. Это не просто сращивание олигархата и власти, а явление еще куда более худшего порядка, поглощение олигархатом власти, т.е. представители власти (охотинспекция), пребывая де-юре на госслужбе де-факто, находятся на службе у владельцев охотхозяйств по охране частных охотугодий».

Хищничество олигархов в сберегании тайги и ее обитателей от местных «варваров-браконьеров» очевидно. Ясно, что они плодят обслугу из мошенников и грабителей и финансируют не охотхозяйственное производство и рациональное ведение охотничьего хозяйства, а его развал, браконьерство и разворовывание природных охотничьих ресурсов

По большому счету В.А. Кузякин прав («РОГ» № 40–41). В отношении действующего закона об охоте вердикт должен быть однозначный — отменить его и все последующие подзаконные акты, изданные некомпетентным Министерством природных ресурсов и экологии РФ. И работать над новым охотничьим законодательством.

Однако оптимизм Владимира Александровича вряд ли уместен в части следующего, цитирую: «Материала по концепции развития отрасли, стратегии, по проектам нормального Закона «Об охоте и охотничьему хозяйству» предостаточно. Одна надежда миллионов людей на новый созыв Госдумы.

Надежда всегда умирает последней? Сергей Гуляев («Всадник без головы», «РОГ» №40–41, 2016) задает весьма и весьма злободневные и далеко не бессмысленные вопросы. Кто следующий возглавит департамент? Родственник, друг, знакомый или просто нужный Донскому человек? Да и во многих регионах, собственно говоря, кормчие-то кто?

Воспитанный и интеллигентный Сергей Гуляев дает исчерпывающий ответ: «…извините за грубость, «сбитые летчики», «сгоревшие танкисты»и сотрудники полиции, не прошедшие аттестацию». С такими кормчими какой уж тут может быть оптимизм. Как гласит народная мудрость: «Не до жиру, быть бы живу».

Весьма отрадно, что, касаемо статьи Ю. Ламанова, редакция газеты действовала выше всех похвал и представила весьма полную и развернутую информацию по затронутой проблеме. Не только опубликовала саму статью, но и подготовила подборку об охотпользовании в Ольхонском районе Иркутской области, где даются выдержки из ответов, характеризующие позицию различных органов и организаций.

Направила запрос в Департамент охоты Минприроды и публикует его ответ. Проблему показали в развернутом виде во всех аспектах с разных углов, и тем самым обозначили и выявили все подводные камни и течения. Это, на мой взгляд, не просто профессиональный подход, а высокий профессионализм.

Охотдепартамент Минприроды РФ является злейшим врагом закрепления охотугодий за обществами охотников, и в своем ответе ИО директора детартамента А.М. Федотов это косвенно подтверждает, цитирую:

«Одной из задач Стратегии развития охотничьего хозяйства Российской Федерации, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 3 июля 2014 года № 1216-р, является обеспечение доступности охоты для населения, поддержка общественных объединений и коллективов охотников. Стратегией предусматривается решение данной задачи путем совершенствования механизма закрепления охотничьих угодий за местными общественными объединениями».

И, таким образом, согласно ответу Департамента, утвержденная Правительством РФ Стратегия предусматривает обеспечение доступности охоты для населения путем совершенствования механизма закрепления охотничьих угодий за местными общественными объединениями.

Вопрос: что мешает Департаменту Минприроды привести действия региональных органов в соответствие со Стратегией, утвержденной распоряжением Правительства России, и закрепить охотугодья за Ольхонским районным обществом охотников или перезакрепить охотугодья Свердловскому Союзу охотников?

Ларчик открывается очень просто. В основу Закона «Об охоте…» разработчики положили не ведение охотхозяйства, а североамериканскую деятельность в сфере охотничьего хозяйства, т.е. заокеанский неотраслевой путь развития, при котором чиновники ведомства являются носителем всех правомочий, касаемо пользования, управления и распоряжения охотресурсом.

Несмотря на то что объекты охоты в России являются общенародным достоянием, охотники и их общественные объединения оказались напрочь отстраненными от всех правомочий.

Закрепление охотугодий за обществами охотников чиновники рассматривают как прямую угрозу и подрыв собственных полномочий. Продать закрепление охотугодий олигархам за большие деньги они еще могут, но закрепить ресурс за безденежным народом — никогда. Такие вот «слуги народа» у нас в Минприроде.

Отсюда вполне понятно, что охотдепартамент (см. ответ и.о. директора департамента А.М. Федотова, «РОГ» № 35, 2016) не соблаговолил дать никакого конкретно ответа по существу. Полагаю, что чиновники ведомства не желают видеть и понимать причин явления, не хотят структурировать проблему и, соответственно, состыковать управленческо-административные меры с сутью проблемы.

В.А. Кузякин говорит, что начинать преобразования необходимо с подготовки концепции, и это совершенно правильно.

Вопрос: кто будет готовить концепцию? Если брать Центрохотконтроль, то он «онемел» и находится в мелкотемье (Ю.И. Рожков, «РОГ» № 30, 2016). И вообще цниловская наука после известного «рейдерского захвата» в глубочайшем, каком-то «сектантском» обмороке (А.Б. Линьков, «РОГ» № 30, 2016).

Может, будет готовить концепцию ВНИИОЗ? Но этот некогда могучий институт не в самой лучшей форме. К сожалению, целый ряд направлений охотоведческой науки, например охотничья орнитология, никогда не был «коньком» института, потому что у него объективно была другая специализация (технологии пушного промысла и т.д. и т.п.), другие задачи (А.Б. Линьков, «РОГ» № 30, 2016). Как говорится, приплыли, нашей официальной науке подготовить концепцию отраслевого развития охотничьего хозяйства просто не по силам.

Нам опять навяжут мелкотравчатую позицию, и мы утонем в обсуждении мелких тактических, узкопрофильных вопросов, которые к концептуальным основам отраслевого развития охотничьего хозяйства не имеют никакого отношения.

Мудрый Каплин В.В. поведал нам («РОГ» № 30, 2016), как ВНИИОЗ по договору с Охотдепартаментом приподнес Вологодскому облохотрыболовобществу более 10 млн рублей поборов. Как видим, ВНИИОЗ помогает охотдепартаменту проводить политику по созданию невыносимых условий для существования обществам охотников.

Посмотрим конкретно, что нам предлагает ВНИИОЗ в перспективе? Юрист Н.В. Краев («РОГ» № 21–22, 2016) приглашает коллегу -юриста С.Н. Будилина в Киров во ВНИИОЗ для выработки госполитики в сфере охоты и охотничьего хозяйства в перспективе.

Подчеркиваю, что Краев Н.В. предлагает обсуждать не госполитику по ведению охотничьего хозяйства, отечественный отраслевой путь развития, а деятельность в сфере охоты и охотничьего хозяйства: североамериканский неотраслевой путь. Таким образом, Краев Н.В. недвусмысленно дал понять, что он и далее намерен продолжать навязывать нам заморский путь развития, который неминуемо принесет новые беды и разрушения.

Отняли угодья у районного общества охотников, местные охотники недовольны, начали активно протестовать. Казалось бы, чтобы исправить ситуацию, нужно вернуть назад отобранное.

Ничего подобного, у охотуправы на этот счет есть свой, еще более изощренный антиохотничий вариант. Смотрим, что по этому поводу пишет Ю.Е. Ламанов, цитирую: «Служба по охране животного мира Иркутской области прорабатывает вопрос о переводе межхозяйственных лесов в районе в охотугодья общего пользования.

Но эти «лисьи козьи перелески» вокруг деревень — суррогатные угодья, в которых практически нет промысловой дичи. Фактически предпринимаются попытки очередного обмана, т.е. успокоить народ видимой заботой». Опять «тень на плетень». Вместо того чтобы вернуть отобранные охотугодья, пытаются подсунуть суррогатный госохотфонд (незакрепленные угодья, названные общедоступными), в котором нет дичи.

Сам по себе госохотфонд не решает проблему никак. Массовому охотнику и их общественным объединениям нужно совершенно иное, а именно охотничье самоуправление с реальными правомочиями в части управления, распоряжения, регламентации и пользования объектами охоты.

Конкретный механизм, который оградит от чиновничьего произвола и обеспечит соблюдение конституционных прав и свобод. Для рядовых охотников нужен новый, опирающийся на иные принципы закон об охотничьем самоуправлении.

Депутат Госдумы Н.С. Валуев собрал множество поправок к закону (№ 209-ФЗ), но из десятка тысяч поправок Госдума приняла только одну, совершенно несущественную (Кузякин В.А., «РОГ» № 40–41, 2016). Олигархов, купивших охотугодья, Закон «Об охоте…» вполне устраивает.

Чиновники Минприроды костьми лягут, но не дадут не то что бы отменить, но и внести поправки в закон. Таким образом, обсуждать недостатки действующего Закона «Об охоте…» и предлагать его отменить или вносить в него поправки совершенно бесполезное занятие.

В этом плане надеяться можно только на Росохотрыболовсоюз, которому необходимо создать рабочую группу и начать самостоятельно готовить концепцию охотничьего самоуправления. Разработка концепции охотничьего самоуправления необходима, чтобы совместными усилиями выработать консолидированное понимание того, как сохранить право на охоту для рядовых охотников и защитить их права и свободы от произвола и беспредела коррумпированных чиновников и олигархата.

С чем реально столкнулся массовый охотник? Приоритет во владении охотничьими ресурсами отдается тем людям, которые обладают достаточными материальными средствами (Кузякин В.А., «РОГ» № 40–41).Владимир Александрович высказался достаточно дипломатично и весьма мягко, хотя ситуация уже переросла в полный беспредел.

Минприроды давно уже срослось с олигархатом и проводит жесткую линию в интересах капитала по распродаже охотресурса и формирует систему закрытых для рядового охотника частнопользовательских охотугодий. То, что не пожелают купить «элитные» охотники, отходит в категорию так называемых общедоступных, которые, как правило, располагаются в весьма отдаленных местах, либо очень плохие по качеству.

Т.е. чиновники действуют по принципу: народу то, что нам не гоже. Разговор об охотничьем самоуправлении обществами охотников давно нужно было начинать. Это реальный механизм защиты прав и свобод охотников, и ситуация появления такого конкретного механизма уже давно назрела.

Как только определимся с концептуальными основами, надлежит подготовить, обсудить и принять центральным правлением Росохотрыболовсоюза проект закона об охотничьем самоуправлении и направить его президенту с просьбой рассмотреть и направить для принятия в Госдуму. Для того чтобы президент рассмотрел, а Госдума гарантированно приняла закон, необходимо собрать 100 000 подписей в поддержку законопроекта.

Росохотрыболовсоюзу вполне по силам подготовить такой законопроект и собрать подписи от своих членов в его поддержку. Охотничье самоуправление касается интересов большого количества избирателей, и если умело обозначить массовость, то к началу выборов президента есть реальная возможность, что Госдума такой закон примет.

Вот, на мой взгляд, что нужно делать и в каком направлении необходимо двигаться по формированию охотничьего законодательства в интересах массового рядового охотника.

Понравилась статья? Поделись с друзьями в соц.сетях:
Сайт Природа читают 4716 человек. Читай и ты!

Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: