История про ветеринара и его собаках

История про ветеринара и его собаках. Городской ветеринар Алексей Павлович шел из ветлечебницы через пустырь домой и не заметил как попал в плотное кольцо собак, которые обнажив зубы уже были готовы совершить над ним самосуд, и когда понял, что попал в беду, было уже поздно. Одно бросилось ему в глаза — на собачьих ушах светлячками мелькали его же метки принудительной стерилизации.

Странно, собаки даже не рычали, видимо, чтобы не привлекать внимания посторонних к скорой и жестокой расправе над своим пленником.

Они пригнули головы готовясь к решительному прыжку.

История про ветеринара и его собаках

 

История про ветеринара и его собаках

Алексей Павлович даже узнал некоторых своих недавних пациентов с городского рынка, которых он лишил некоторых радостей жизни по заявке начальника рынка. Впереди, прямо в глаза ему смотрел лохматый и огромный как медведь, алабай Жан. Алексей Павлович даже запомнил его кличку, потому что это он, по словам начальника рынка, руководил на рынке целой стаей таких же как и сам обездоленных человеческих друзей.

Без разрешения Жана ни одна шавка не имела права поднять с пола не то что куриную лапку, но и корочку хлеба. Пес был быстрым на расправу над нарушителями субординации, но и не давал залетным бродяжкам ни единого шанса попробовать базарных вкусностей. И когда наступили тяжелые времена сплошной стерилизации, Жан был бессилен чтобы устоять перед человеческим произволом. И вот теперь он, с собачьей братвой, был за несколько шагов до мести за утраченное их собачье достоинство.

Жан хорошенько запомнил своего мучителя и с тех пор, как ему нацепили на ухо эту позорную метку, он не оставлял мысли о мести. Последней каплей была преждевременная смерть рябого усатого оборотня, ризеншнауцера Стилета, его самого лучшего друга, который умер в ужасных муках от сепсиса, после неудачной операции.

Этот негодяй, ветеринар, Жан даже не хотел называть его имя, не дал бедному Стилету отлежаться в стационаре, а сразу выпустил на амбулаторный режим. Жан собрал собачий совет на котором, под общий одобрительный лай, вынесли приговор ветеринару.

За ветеринаром устроили повседневный внешний надзор, а отвечала за это гадкая и всегда пузатая сука Пышка, она, каждый раз на расстоянии недосягаемом для подозрения, провожала ветеринара к подъезду дома, где за металлическими дверями с кодовым замком исчезал его мерзкий запах хлорамина. Собаки уже точно знали и детей ветеринара, и в какой школе они учатся, и на какой детской площадке беззаботно играют, швыряя в них, беззащитных, всевозможным хламом и дразня обертками душистых конфет.

С привязанностью собаки относились лишь к хорошенькой, хрупкой и на редкость щедрой жене ветеринара – она всегда угощала их сахарными свиными костями, которые не просто пренебрежительно бросала на помойке, а преподносила на бумаге, ласково приглашая к трапезе приветливыми и теплыми словами: «Ешьте бедные и не сердитесь, потому что у нас тоже собачья жизнь».

Перед выходом на дело Жан давал последний инструктаж, он так и пролаяла твердым собачьим голосом: «Люди размножаются таким же образом как и мы, их даже государство поощряет к этому действу материальной помощью, вы только взгляните столько их стало много на базаре, нигде даже лапой ступить и все жалуются на нас потому начальнику рынка, который кроме «пошел вон, блохастый» доброго слова ни разу не сказал, да еще и заставил горисполком заняться нашей стерилизацией.

Это же обычный геноцид всего собачьего рода. Люди презирают нас, а мы, бедняги, не перестаем быть их верными и надежными друзьями. Поэтому и сейчас мы не желаем смерти ветеринару, мы не воры какие-то, а только мстители за нашу поруганную честь, хотя я доподлинно знаю, что некоторые из людей топят наших щенков в бочках с водой. Хватайте его зубами за брюки, — Жан повысил тон, — именно там находится цель нашей мести. Кто первый его куснет, тому я позволю пожизненно, первому, получать от продавщицы мяса Зинки, куриную лапку». Собаки понимающе подгавкивали своему боссу.

Кольцо угрожающе сужался. Собаки, дождавшись от Жана команды «Фас», стремглав бросились на жертву. Алексей Павлович, как футболист, инстинктивно прикрыл пах руками словно поняв намерение собак. «Господи, только не это, — молнией пронеслось в голове. Как я после этого позора гляну в глаза жены».

Хрустнула человеческая плоть. Собаки неистово кусали пропахшие хлорамином руки ветеринара пытаясь добраться до самого сокровенного. Горячая человеческая кровь хлынула их злобные морды. Алексей Павлович неистово орал прося у людей помощи, но руки от паха не отпускал. «Что угодно, но опозорить себя не дам, — думал он».

Наконец Жан смилостивился и изо всех сил залаял «Фу!». Собаки, моментально поджав хвосты, недовольно посторонились и только в горячке щелкали зубами.

От домов уже бежали люди с палками в руках на помощь ветеринару.

Вот такая случилась история про ветеринара и его собаках.

Понравилась статья? Поделись с друзьями в соц.сетях:
Сайт Природа читают 4716 человек. Читай и ты!
Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: