Одна надежда ­— на новую Госдуму

Сколько было публикаций в охотничьих СМИ по поводу бедственного состояния охотничьего хозяйства страны! Сколько было статей о вредоносности Закона «Об охоте» (№ 209 ФЗ)! Это как-нибудь затронуло депутатов Госдумы прежних созывов? Никак!

Фото Сергея ГУЛЯЕВА

Всей Госдуме было наплевать на судьбу целой отрасли. А когда-то, совсем недавно, Россия считалась главной охотничьей державой в мире, ведущим экспортером дикой пушнины. Экспорт шкурок одной только ондатры превышал по стоимости экспорт всего металлопроката.

Что это? Недопонимание или непонимание? Однозначно — второе. Начнем с закона об охоте. Я уже много раз писал в охотничьих СМИ о том, что этот закон антинародный, антисоциальный, антиэкологический, коррупционный и т.д. Кто-нибудь обращался ко мне за разъяснениями? Нет! Никто! Депутат Госдумы Н.С. Валуев собрал множество поправок к этому закону, но из десятков тысяч поправок Госдума приняла только одну, совершенно несущественную.

Возникает вопрос: зачем стране закон, который вредит народу и одновременно вредит государству? В Госдуме всегда была отговорка: мы не можем отменять законы, принятые Думой и подписанные президентом. Ну а если ни Госдума, ни президент не понимают суть закона, тогда что?

Суть закона сводится к следующим утверждениям:

— Нет такой отрасли как охотничье хозяйство.
— Приоритет во владении охотничьими ресурсами отдается тем людям, которые обладают достаточными материальными средствами.
— Нет такого понятия, как охотничий промысел, создающий материальную основу жизни миллионов людей в промысловых районах.
— Закон рассматривает охоту только как забаву.
— Закон создает препятствия гражданам России в осуществлении их законного, конституционного права на охоту.

Множество статей в СМИ подтверждали эти нарекания. Реакции законодателей, Администрации президента, Правительства РФ не было. Была только одна запоздалая реакция — снятие с должности директора департамента охоты Министерства природных ресурсов А.Е. Берсенева, явно неадекватного человека. Но за несколько лет его руководства охотдепартаментом он создал столько подзаконных актов на основе деструктивного Закона «Об охоте», которые ввергают всю сферу охотничьего хозяйства в пропасть.

Например, инструкция по проведению охотустройства охотничьих хозяйств (по его терминологии — участков) предусматривает определение максимальной численности охотничьих животных (по его терминологии — ресурсов). На чем основано это определение? Научного обоснования нет и быть не может!

Так называемая «бонитировка» охотничьих угодий (по его терминологии — элементов среды обитания) должна проводиться по давно уже раскритикованной наукой оценке «элементов среды обитания» с расчетом площади этих «элементов». Нет более точного определения этих изысков бывшего руководителя охотдепартамента, как — идиотизм. Охотустроители всех мастей просто в шоке.

Почему? Да потому что их контролируют службы природоохранной прокуратуры. И составители проектов охот-устройства вынуждены заниматься ахинеей, никому не нужной и даже вредной для охотничьих хозяйств.

Но все это — мелочи. На страницах СМИ в последнее время развернулась целая баталия по поводу методов учета охотничьих животных. Охотдепартамент МПР РФ и подведомственная структура «Центрохотконтроль» многие последние годы сочиняли методические указания по проведению учета охотничьих животных в России. Сначала они ввели обязательное использование при зимнем маршрутном учете приемников GPS — обязательно определенных марок. Многие думают, что без «откатов» не обошлось. На практике оказалось, что использование GPS ничего не дало. Комментарии опускаю.

Но дело даже не в этом. Вопрос: почему каждый ведомственный документ охотдепартамента должен проходить утверждение в Минюсте? Им там больше делать нечего? Методические указания по учету охотничьих животных сейчас проходят как приложения к ведомственному приказу, а стало быть, подлежат переделке в стиле бюрократического языка, иначе юристы не утвердят этот ведомственный документ. Появляются многие казенные термины, не совсем понятные для исполнителей.

Это нарушает понимание исполнителей и ведет к неминуемой отсебятине в учетных данных. Методические указания по учету охотничьих животных делаются для людей, для простых исполнителей, пишутся простым языком. А когда исполнитель учетов видит в руководстве (указаниях) тысячи ссылок на сотни приказов министерства, ведомств, Госдумы, законов РФ, выраженных казенным, не русским, языком, у него исчезает всякое желание делать учет охотничьих животwных.

В последние годы я только и слышал — «Да пошли вы со своими учетами!». Вопрос: почему методические указания по учету охотничьих животных должны проходить утверждение в Минюсте РФ? Приказ министерства — другое дело, там положено делать, хоть на две станицы, ссылки на статьи законов, приказов и пр. с соответствующей терминологией, совершенно не соответствующей русскому языку. Но при чем здесь методический документ? Повторяю, он для людей, а не для чиновников.

Бюрократические подходы к мониторингу охотничьих ресурсов и вообще животного мира привели к исчезновению этого мониторинга. Мне приходилось в свое время создавать Государственную службу охотничьих ресурсов России. Она еще пока существует в убогом состоянии в виде «Центрохотконтроля».

Но даже коллектив этой организации ничего не может сделать по мониторингу охотничьих ресурсов России, потому что Российское государство отдало все функции по охотничьему хозяйству в региональные и муниципальные образования.

Это привело к бесконтрольному использованию ресурсов охотничьих животных. Помимо процветания удельно-княжеских амбиций местных властей, это неразумное решение Правительства РФ привело к рассвету беспредельного, во многом протестного браконьерства и снижению численности многих ценных видов охотничьих животных.

А в отношении государственного мониторинга охотничьих ресурсов, который должен быть обязательно на федеральном уровне, и говорить не приходится — его нет и не может быть при современном отношении власти к охотничьему хозяйству страны. Эта отрасль была в чести при Н.С. Хрущёве, Л.И. Брежневе, которые считали себя охотниками и при которых все их окружение считало себя охотниками.

Сейчас — совсем другое: все горнолыжники, самбисты и пр. Внимание верхней власти в стране переключилось на охрану редких животных: дальневосточного леопарда и амурского тигра. Леопарда действительно надо охранять, хотя большого роста численности ожидать не приходится. А в отношении тигра нашему уважаемому мной президенту России «специалисты» «навешали лапшу на уши».

Я, как охотничий ресурсовед, посчитал, что на Дальнем Востоке, в кружевном ареале амурского тигра, ему нечего есть. При среднем потреблении тигра, в пределах его ареала, все копытные пойдут только ему на пищу. Это при большой конкуренции: другие хищники — волк, бурый и белогрудый медведи, харза; легальная и нелегальная охота на копытных животных.

Местообитания тигра сокращаются из-за преимущественно незаконных рубок таежных лесов приморского края. По всем этим причинам тигр охотится на нелегальных мигрантов из Китая, отчасти из Кореи. Они охотятся на него, он — на них. Все эти случаи не попадают в СМИ. Один только случай показали по телевидению: тигрица в Хабаровском крае ворвалась на территорию турбазы и стала гоняться за людьми. Ее застрелили. Она оказалась подсосной самкой с абсолютно пустым желудком. Такие случаи будут и еще.

Есть такие редкие «краснокнижные» виды животных, которые обязаны быть редкими. В первую очередь это крупные хищники. Представьте, что тигров будет как зайцев. Тогда не будет людей. Если серьезно, то тигр уже давно превысил свою экологическую норму численности. На мой профессиональный взгляд, его численность на российском Дальнем Востоке не должна превышать 350–400 голов.

Динамика численности вида в последние полвека показывает резкое замедление роста численности, при всех природоохранных мероприятиях, после отметки в 450 голов. Оболванивание населения России, создание Фонда охраны амурского тигра — это не что иное, как государственная афера. Президент России в этом не виноват, он просто не ориентируется
в специалистах.

Короче, хотелось бы надеяться, что Государственная Дума подумала, стоит ли оставлять законы РФ, которые очень вредят
народу и государству. В отношении действующего закона об охоте вердикт должен быть однозначный — отменить его и все последующие подзаконные акты, изданные некомпетентным Министерством природных ресурсов и экологии РФ. И работать над новым охотничьим законодательством.

Материала по концепции развития отрасли, стратегии, по проектам нормального Закона «Об охоте и охотничьему хозяйству» предостаточно. Одна надежда миллионов людей на новый созыв Госдумы.

Понравилась статья? Поделись с друзьями в соц.сетях:
Сайт Природа читают 4716 человек. Читай и ты!

Вам так же будет интересно:

  • ;-)
  • :|
  • :x
  • :twisted:
  • :smile:
  • :shock:
  • :sad:
  • :roll:
  • :razz:
  • :oops:
  • :o
  • :mrgreen:
  • :lol:
  • :idea:
  • :grin:
  • :evil:
  • :cry:
  • :cool:
  • :arrow:
  • :???: